Пятое Авеню, Нью-Йорк,  18:05. P.m. 
          За окном опять идёт дождь. Множество зонтиков, цветной мозаикой, перемещаются  по обеим сторонам улицы, а под ними вечно спеша куда-то, торопливо бегут  люди, смотрящие целенаправленно только вперед .                                                                
Нью-Йорк — великий город!  Вот уж несколько  веков подталкивающий своих жителей беспринципно идти к своей намеченной цели, ежеминутно двигаясь, как белка в колесе. Здесь каждый живет своими правилами, своими устоями и все понимают, что с утра до вечера надо работать усердно, всегда улыбаться, быть добропорядочным жителем этого огромного мегаполиса, чтобы не отставать от общества . Нью-Йорк этого не любит. 


    Я — не ньюйорковец  в пятом поколении, а иммигрант, переселившийся  в Соединенные Штаты Америки в конце восьмидесятых со своей семьей из бывшего Советского Союза. Мы жили когда-то в Симферополе, в доме, с видом на море.  Дом был старинный и очень большой, в нем прожили несколько поколений нашего рода. Стены нашего дома выходили прямо на море и были обвешаны чудесными  лианами, кусты которых были посажены еще моими предками.  От переплетения лиан со стеной  можно было смело сказать что стена была зеленого цвета. Еще в детстве я замечал, как мой отец очень часто сидел на  скамейке под лианами и  смотрел на море, потом к нему присоединялась мама. Для нашей семьи, эта скамейка с зеленой стеной стали в своем роде атрибутом любви и семейности нашего рода. В 1967 году, когда мне было десять лет, мой отец умер. Перед смертью он  настоятельно просил, всеми силами оберегать наш дом, не продавать и не отдавать его никому и никогда. Но в конце 80-х в стране начинался период перестройки. Тогда сестра моей мамы, проживающая на то время в Австрии, переехала в Америку, и после отправила нам приглашение посетить ее. Поначалу  мы всей семьей засобирались в дальнюю дорогу, чтобы только  погостить там, но время было неспокойное и в какой-то миг мы решили полностью иммигрировать в США. Мне, как ставшему  главой семейства после смерти отца, было тяжело сделать выбор,  между продажей дома и иммиграцией, ведь когда-то я обещал отцу не продавать его. Но обстоятельства необходимости первых денежных средств в чужой стране, заставили меня принять решение в  пользу продажи. Таким образом, в 1989 году, после продажи дома, мама, моя супруга Инна, наша пятилетняя дочь и я уехали из страны навсегда. 

    Нью-Йорк  встретил нас  холодным атлантическим ветром. Мы поселились у сестры моей матери в многолюдном Бронксе, его еще называли New York City. После Симферополя этот город казался мне огромным и безграничным.  Говорят, что объехать весь Нью-Йорк можно за три дня, а мне казалось, что это просто не возможно. В Симферополе я работал поваром в Интуристе, это помогло мне сразу найти работу в итальянском ресторане. Единственным условием — было изучения английского языка. Для меня это было не легким испытанием.  Моя дочь Лера в тот год пошла в первый класс местной школы, она быстро учила язык и легко адаптировалась в обществе. Супруга Инна пошла швеей в ателье, владелицей которого была русская женщина по имени Наталья. Супруге моей повезло, так как  Наталья обучала ее языку в свободное от работы время. Единственным человеком в доме, кому этот язык был не интересен, была моя мать, потому что ее всегда и везде сопровождала ее сестра. 

    Работая в ресторане, я  подружился с хозяином, итальянцем по имени Лацио. Он учил меня готовить европейские блюда. Работа шла с легкостью, с неимоверной быстротой набирались знания по приготовлению разнообразных блюд экстра класса, многих народов мира, но легче всего мне давалась итальянская кухня.  Впоследствии я открыл свой ресторан на одной из престижных улиц Нью-Йорка. Естественно, первое время я арендовал его , а после и выкупил совсем. В последующие годы мой ресторан стремительно набирал славу. Основная часть посетителей состояла из представителей бизнес элиты этого огромного мегаполиса. Очень часто ко мне в ресторан приходили звёзды шоу бизнеса и представители киноиндустрии.
 Жизнь протекала умеренным чередом каких то событий и мероприятий. Годы летели.  Мать на девяносто первом году ушла из жизни. Ее смерть для меня была тяжелой утратой. Пока она была рядом, не смотря на то, сколько мне лет, я все равно был для нее всего лишь ребенком. Тем маленьким мальчиком в коротких штанишках, который в погоне за гусями бегал вокруг дома, размахивая палкой.  Ее любовь ко мне радовала и придавала мне сил. Теперь, когда ее не стало, появилась некая пустота в моей душе, воспоминания о ней немного утешали. 


              Шел две тысячи шестой год, ровно через год после смерти матери, моя дочь Лера вышла замуж за своего однокурсника, коренного американца по имени  Джо. Они познакомились в институте. Я был безумно рад счастью дочери. После, родилась внучка, и мы назвали её Вероникой, в честь моей покойной матери.              
С годами мы с супругой очень часто стали спорить и даже ругаться. В какой-то период за ней начал ухаживать молодой мужчина по имени Стив, порядком моложе ее, и она отвечала ему взаимностью. Это стало отражаться на наших с ней отношениях. Много раз я пытался поговорить с ней без ссор, но все разговоры заходили в тупик. Впоследствии, мы решили развестись, так как дальше продолжать наши отношения, не было смысла. 
Я чувствовал себя подавленным, в голове не укладывалось то, как так легко, после десятилетий совместной жизни, можно просто перечеркнуть все, в одно мгновение.  Моментами, перед глазами проносились счастливые дни супружеской жизни, которых теперь не вернуть.                      В те дни, единственной  радостью для меня были дочь и внучка. По выходным я приглашал их в свой ресторан и угощал вкуснейшей Неапольской пастой и горячим  свежеиспеченным мною факачо и , конечно же, хорошим вином. И каждый раз, Лера хвасталась Джо, что она выросла  в этом ресторане, показывая те места, где будучи кудрявой малышкой, бегала за мной, держась за фартук. 
Пролетали годы, а я все еще был одинок. Порою сутками оставался в ресторане, лишь потому, что дома меня никто не ждал, и это было печально. 

    В один из таких ничем не примечательных будних дней, двери ресторана открыла женщина, невысокого роста, изысканно одетая, примерно моих лет, с очень красивыми глазами и необычайным шармом. За годы работы в ресторане, множество посетителей вошли в эти двери, но еще никто не задерживал мой взгляд на себе так надолго как она.  Очень захотелось подойти к ней. Некая сила  неистово потянула меня в ее сторону, но на тот момент я еще не понимал своего состояния. Отбросив робость, я решился подойти. Взяв только что испеченный  штрудель с корицей и чашечку латте, не уверенным шагом направился в ее сторону ,не снимая фартука.
 
—  «Good day miss, would you like to taste my desert?» -обратился я. 

— «Оh thank you. It must be nice?»- ответила она. 

— «My name is Alexander, and I hope you’ll like it?» — сказал ей в надежде, впервые изменяя  традициям, я не хотел отходить от стола, пока она не попробует и не скажет своего мнения. 

-« Mmmmm, it’s very nice and delicious Alexander! Are you Russian?» — спросила она с улыбкой. 

-«Yes», — ответил я. 

-«Oh me too»,- улыбнулась она. И мы оба рассмеялись. 

-«Александр, Вы -кулинар от Бога! Очень вкусно! Меня зовут Божена», — протягивая руку представилась она. 

— «Спасибо Божена, я рад что Вам понравилось, позвольте заметить, у вас очень красивое имя», — сказал ей я. 

— «Благодарю за комплимент, мои друзья из-за моего невысокого роста называют меня «Божьей Коровкой». Поначалу я злилась, а потом перестала обращать на это внимание»,- улыбаясь, сказала она. 
И мы оба вновь рассмеялись. Сняв фартук и подозвав официанта, попросил себе штруделя  и горячего кофе. Весь персонал моего ресторана наблюдал за нами,  они были немного удивлены моему  поведению . Я вел себя как юный мальчишка, мне было необычайно легко в общении с этой женщиной. 

— «Какими судьбами на Пятом Авеню ?» — спросил я невзначай. 

— «Я посетила музей Метрополитена и посмотрела работы именитых художников, таких как: Халс, Ван Дейк , Тьеполо и Пуссен. Давно мечтала посетить этот музей. А после, решила попить кофе и вот я оказалась перед Вами». 

— «Вы художник?» – спросил я. 

— «Не совсем, я преподаю историю на факультете  МГУ, живопись — мое увлечение. Но в Москве я уже выставляла пару своих работ в частных галереях», —  со скромностью ответила Божена.
   

Уважаемый читатель!Если вам понравился какой-то из рассказов, который входит в сборник «Габриэль Мария»вы можете его приобрести на официальном сайте электронной библиотеки, через окно «Магазин». Выражаю безмерную благодарность за проявленный интерес к моим скромным текстам. С уважением, Искандер Муратов.

Posted by:iskandermuratov

Искандер Муратов, российский писатель, сценарист, номинант национальной литературной премии «Писатель года-2016» и литературной премии «Наследие-2016», учреждённой Российским Императорским Домом. Также, сравнительно недавно, Международное жюри Интернационального Союза Писателей России, внесло имя автора Искандера Муратова в ЛОНГ-ЛИСТ на Международную Премию имени В. НАБОКОВА.

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s