Москва.

День рождения Игоря решили отмечать у него дома. Гостей набралось немного — человек десять. Однокомнатная квартира-«студия» была светлой и очень уютной. Хозяйка дома пышная и шустрая Марина накрыла праздничный стол не хуже чем в ресторане. Было все: начиная от изумительных  домашних солений и заканчивая запеченной уткой с яблоками.

Я уютно устроился за столом рядом с Ксенией  и только все дружно стали поднимать свои бокалы, чтобы выпить за здоровье именинника, как в дверь позвонили. Несмотря на звонок, все подняли бокалы и стали чокаться. Марина извинилась, встала из-за стола и  поспешила открывать дверь. Мы все оглянулись и увидели, что на пороге квартиры стояла ухоженная женщина лет шестидесяти пяти, с аккуратной прической седых волос и неброским макияжем,  довольно скромно, но со вкусом одетая. Судя по тому, что женщины некоторое время вели беседу между собой, стало понятно, что гостья пришла за чем-то очень ей необходимым. Оставив пожилую женщину у двери, Марина подошла к холодильнику, открыла дверцу и стала что-то из него доставать. Гостья же, все это время стояла в дверях и смотрела на нас.

— С днем рождения тебя,  Игорь, — смущаясь, сказала она. Игорь все это время был занят беседой с кем-то из гостей,  но услышав поздравления, обернулся к женщине и сказал:

— Спасибо,  Татьяна Николаевна!  Идемте к столу!

— Благодарю, Игорек. Вы уж тут сами, — робко ответила она. – Мне немножечко кефира нужно было, а в магазин идти поздно уже. Поэтому я вас и потревожила, простите.

В это время один из гостей встал из-за стола, подошел к женщине и не обращая внимания на ее «ой, ну что вы», «да неудобно даже», проводил гостью к столу и усадил рядом с именинником. Марина, закрыв дверцу холодильника, так и осталась стоять, держа в руках  упаковку  кефира. Судя по выражениям лиц хозяев квартиры, было понятно, что визит соседки был, мягко говоря, некстати. Гостья приметила реакцию хозяев, ей стало неловко, и она попыталась ретироваться, но мужчина, усадил ее и стал уговаривать остаться. Он наполнил вином бокал для гостьи и положил на тарелочку салат и бутерброды с икрой и рыбой и немного селедочки с кусочком черного хлеба. Минуту спустя, после неловкой тишины, все снова стали  галдеть и смеяться. Но женщина, ни к чему не притронулась и с легкой улыбкой на губах, стала знакомиться со всеми присутствующими. Марина, вернувшись к столу, представила всем гостью. Это была соседка с верхнего этажа – Татьяна Николаевна. Как-то  само собой, легко и непринужденно завязалась беседа, и соседка с большим удовольствием стала рассказывать о своей семье:

— А вот моя дочь Елизавета, в молодости тоже очень хотела работать в кино, но поступила на экономический факультет. Мы с моим покойным мужем, собрав последние силы и потуже подпоясавшись, оплатили ее обучение в магистратуре в Норвегии.  Она,  кстати, там и живет сейчас. Вышла замуж и родила мне двух замечательных внучек. Старшая уже совсем взрослая. Она поступила в институт и учится на архитектора. Младшая ее догоняет, — с нескрываемым восхищением рассказывала Татьяна Николаевна.

Как только соседка закончила свой рассказ, кто-то из гостей предложил опустошить бокалы за здоровье внучек и все, дружно чокаясь, выпили за прекрасный тост. Она аккуратно пригубила рюмку, но пить не стала. Потом она рассказывала нам разные забавные истории из своей жизни. Оказалось, что  в прошлом она была учителем русского языка и литературы. Со своим будущим супругом они познакомились в институте. Александр Григорьевич,  так звали ее мужа,  чтобы покорить сердце возлюбленной,  купил однажды тысячу с лишним роз. В советское время цена этих цветов была копеечной, но вот сам поступок был весьма благородным. А ещё она рассказала о том, как однажды она вместе со своей дочерью и супругом ехали на «Москвиче» и попали в ДТП. На дорогу от сильного урагана упало огромное дерево. Татьяна Николаевна прикрыла своей спиной трехлетнюю Лизавету, а толстая ветка, которая пробила окно автомобиля от столкновения, сильно повредила женщине предплечье. Не отреагируй  она вовремя, то последствия могли быть более трагичными.

— Ну а что? На мне всё зажило, как на собаке. Зато Лизонька цела и невредима осталась, — рассказывала Татьяна Николаевна. Все слушали ее с замиранием сердца и восхищались ее материнским инстинктом.

— Почему же вы совсем ничего не кушаете? — спросила одна из гостей.

— Ой, я не голодна. Я совсем недавно поела у себя. Мне кефир нужен был. Я им с вечера  гречку замачиваю, чтобы с утра поесть. Я посижу тут с вами немного. Ведь не каждый день встретишь таких веселых, молодых людей. Современный мир настолько быстро меняется, что порой за вами очень сложно угнаться. Я посижу просто вас послушаю, — стесняясь, ответила она.

Мы снова подняли бокалы, и выпили вина за здоровье близких  нашей новой знакомой, а она лишь мягко улыбаясь, молча смотрела на нас. Посидев ещё немного, Татьяна Николаевна, видимо не желая злоупотреблять гостеприимством своих соседей, потихоньку встала из-за стола, взяла у Марины начатую упаковку кефира, и, попрощавшись, тихо ушла. Еда на тарелке осталась так и не тронутой, а рюмка не выпитой.

— Хорошая женщина. И дочь, наверное, достойную воспитала, — после нескольких минут молчания произнес один из гостей.

— Да, Татьяна Николаевна хороший человек и бесконечно гордится своей дочерью. Ну что тут поделаешь? Мать есть мать, и какой бы бессердечной не была ее дочь, она все равно остается для нее самым близким и родным человеком, — неожиданно для всех сделала заключение Марина. Все замолчали, кто-то стал  переглядываться между собой.

— То есть как? Марин, почему бессердечная? – удивленно спросила Ксения.

— А потому! Потому что забыла, что  у нее есть мать!  Совсем не проведывает ее. Ничем не помогает ни словом, ни делом! В прошлом году зимой в слякоть Татьяна Николаевна упала и сломала руку. Дело было вечером, никого поблизости не оказалось, и бедная женщина пролежала на льду  больше часа, издавая глухие стоны. Хорошо сосед возвращался с работы и заметил ее. Одним словом, повезли мы старушку в больницу. Сделали рентген, и выяснилось, что локтевая кость очень сильно повреждена, чуть ли не вся раздроблена. Необходимо было что — то ставить искусственное, требовалось восемьдесят тысяч рублей. Вы представляете? Восемьдесят  тысяч! У нее самой таких денег, разумеется, не было. Страховая компания предоставила кое — какую сумму, но все равно не хватало почти половины. Мы стали звонить ее дочери, мол твоя мать упала, сломала руку, приезжай… А та коза, сослалась на отсутствие времени и выслала какие-то копейки, подумать только!  Одним словом собрали большую часть денег среди соседей и прооперировали бедную Татьяну Николаевну. Пролежала она в больнице больше месяца, но рука восстановилась. Помимо этого каждый день, наш дворник… Как его звали, Игорь? – сказала Марина, обращаясь к своему супругу.

— Порфирич, — отшутился Игорь.

— Не, ну я серьезно, Игорь. Это ты к нему так обращался. А как его настоящее имя-то?

— Рамиль его зовут, дорогая. Р-а-а-миль,  — ответил Игорь.

— Да, Рамиль. Так вот этот Рамиль каждый день заходил к соседям и напоминал, чья сегодня очередь  передавать кастрюльку с едой через него для Татьяны Николаевны в больницу.

— Что, влюблен он был в нее что ли? А лет — то ему сколько? – спросил один из гостей улыбаясь.

— Да нет, конечно. Причем здесь это? Тоже мне ты… Рамиль  – человек семейный. Просто человечный и сердобольный. Николаевна с утра, когда тепло выходила и на скамейке у подъезда сидела. Ну, а Рамиль подметает двор с утра и до обеда, вот они и познакомились, подружились. Затем дворник стал приводить свою дочь к Татьяне Николаевне, чтобы та подтянула ее по русскому языку, — ответил Игорь.

— Ну, значит, квартира ему нужна. Сейчас аферистов таких полно, — добавила Ксения.

— Ага, обхаживают вот таких старушек, заботой окружают, а цель-то одна, — сказал Дмитрий, вилкой ковыряясь в своей тарелке.

— Уф! Не нужна ему ее квартира. Он через месяц после всех событий переехал в Уфу со всей своей семьёй. Нормально у него все. Говорю же вам, просто человек он такой. Видел, что старушка одна вот и помогал. Мы ведь все люди. Бо-о-же! Вот так и живем! Мы до такой степени одичали, что уже не верим в добрые дела простых людей! — сказал Игорь чуть нервничая.

— Ну а болеть на старости лет, да и еще в одиночестве – упаси Господь! – подытожила Марина. На этом разговор про Татьяну Николаевну закончился. Мы все помолчали каждый о своем и, погостив еще, наверное, часа два, поблагодарив радушных хозяев дома, стали расходиться по домам.

С того дня прошло больше полгода. В один из дней я заехал по делам за Игорем. Припарковавшись во дворе, неподалеку от его подъезда, я заглушил мотор, вышел из машины и присел на скамейку перекурить. Вдруг дверь подъезда открылась и на улицу вышла та самая Татьяна Николаевна. Я затушил сигарету и поздоровался. Она посмотрела на меня с интересом, как смотрят пожилые люди на незнакомых людей, и, улыбнувшись, поприветствовала меня в ответ. Сделав несколько шагов, она присела на скамейку рядом со мной. Меня она не вспомнила.

— А вы, молодой человек, к кому? – поинтересовалась она.

— Я жду Игоря. Мы работаем вместе. Он должен скоро спуститься. А я вот  решил подышать свежим воздухом,  — ответил я.

— Ясно. Игорь очень хороший человек. Я уверена, когда-нибудь он станет великим режиссером. Кстати, моя дочь тоже в свое время мечтала стать работником кино, но закончила экономический. Она живет в Норвегии. У меня две внучки, взрослые уже.

— Ого! Да вы счастливый человек! – восторженно произнес я, несмотря на то, что уже слышал эту историю тогда, на дне рождения Игоря.

— Даже очень! – мягко улыбаясь, ответила Татьяна Николаевна. – Вот, посмотрите на них, — покопавшись в телефоне и найдя нужный снимок, сказала она, протягивая мне свой старенький  аппарат. На фотографии в обнимку стояли две девушки и молодая женщина средних лет в красивых вечерних платьях. Фото было подписано, видимо  в графическом редакторе: «Для бабули».

— Правда, красивые? – с нескрываемой гордостью спросила она меня, убирая свой телефон в карман кофты.

— Бесспорно, — улыбнувшись, ответил я. В это время открылась дверь,  из подъезда вышел Игорь и поздоровался со своей соседкой.

— На работу, Игорек? – спросила она.

— Да, Татьяна Николаевна, как обычно, — ответил Игорь.

— Всего вам доброго, — сказал я и вместе с Игорем направился к машине.

— Храни вас Господь, — тихо сказала Татьяна Николаевна.

— Спасибо. Здоровья вам!  — ответил я поворачивая голову в ее сторону.

Как только мы уселись, я спросил у своего товарища:

 

Отрывок из книги «И МОРЕ СОСТОИТ ИЗ КАПЕЛЬ…»

      Уважаемый читатель! Если вам понравилась  эта повесть, либо книга,  вы можете ее приобрести на официальном сайте электронной библиотеки, через окно «Магазин». Выражаю безмерную благодарность за проявленный интерес к моим скромным текстам.

С уважением,

© Искандер Муратов.

 

Posted by:iskandermuratov

Искандер Муратов, российский писатель, сценарист, номинант национальной литературной премии «Писатель года-2016» и литературной премии «Наследие-2016», учреждённой Российским Императорским Домом. Также, сравнительно недавно, Международное жюри Интернационального Союза Писателей России, внесло имя автора Искандера Муратова в ЛОНГ-ЛИСТ на Международную Премию имени В. НАБОКОВА.

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s