Цитата из книги…

Реклама

Я РИСУЮ ТВОЕ НЕБО

Год назад я попросил мою любимую и очень талантливую актрису Анну Касаткину прочесть черновой вариант рукописи «Я рисую твое небо». Мне было важно узнать ее мнение, а еще я хотел видеть ее на обложке своей книги. Именно она – хрупкая, утонченная и в то же время очень сильная – ассоциировалась у меня с главной героиней. Как же я был рад, когда Аня согласилась и, более того, сказала, что это не просто детектив, а намного глубже!
Сегодня же утром на любимом майбук.ру, в «Издательских решениях» я увидел, что моя книга, обложку которой украшает профиль Ани, заняла первое место в рейтинге! Для меня это много значит и придает силы писать дальше, больше и лучше.
Спасибо огромное моим читателям, трепетной Анне, оптимистичной Инне и всем тем, кто поддержал меня и продолжает делать это сегодня!
P.S. Буду рад, если вы захотите прочесть «Я рисую твое небо»😊 Найти ее можно по одной из ссылок:

Я РИСУЮ ТВОЕ НЕБО

Когда художник пишет картину, он мысленно задается вопросом: понравится ли она людям? Такой же вопрос преследует писателей, скульпторов, режиссеров и всех тех, кто осмеливается показать миру свое творение…
«Я РИСУЮ ТВОЕ НЕБО» – это моя любовь, мое терпение… два года бесконечной работы, сотни выпитых чашек кофе и смятых пачек сигарет. В этом романе нашли отражение самые разные чувства. Его герои стали мне настолько родными, что я не торопился отпускать их в большую жизнь. Переписывал эпизоды, дорабатывал детали, обращался к разным редакторам. Где-то роман принимали с одобрением. Где-то забывали, не удостаивая даже минутой внимания. Тогда мне приходилось, взяв за ручки своих героев, идти обратно, вселяя им надежду, что все у нас будет хорошо. А порой, перечитывая роман, я слышал их слова поддержки…
Наконец, настал день, когда мои герои доросли, чтобы начать путешествие в литературном мире. Я отпускаю их с верой, что они найдут своего читателя, которому удастся проникнуть в глубину этой истории и раскрыть все ее грани.

Отдельное спасибо талантливой актрисе Анне Касаткиной за предоставленный этот тонкий образ и трепетную женственность. А также художнице Зине Ермаковой за чудесную картину и замечательной Наталье Макарихиной за помощь в подготовлении этой обложки.🙏

МАРИКО

Помню, в детстве в нашем общем дворе жила грузинская семья: дядя Гурам, тетя Лала и их дочь Марико. Она была на восемь лет старше меня, но мы все равно дружили. Марико водила меня в школу, встречала с троллейбуса на остановке, помогала с уроками и даже краснела перед учителем геометрии за мою неуспеваемость.

По вечерам с другими детьми мы собирались около единственной на весь двор скамейки, стоявшей рядом с большим кустом зеленого самшита. Он рос здесь с незапамятных лет. Одни играли в выбивание монеток, другие обменивались дефицитными по тем временам вкладышами из жвачки «Tip-Top», а Марико с подружками пылко обсуждали очередного сердцееда. Она была хрупкой, невысокой девушкой с большими глазами и черными, как полумесяц, бровями. Ее волосы, заплетенные в косы, доставали до поясницы. Одним словом, Марико была симпатичной и необыкновенной. А еще и умницей! Она окончила школу с золотой медалью, а после уехала на историческую родину, в Тбилиси, поступать в медицинский институт. Чуть позже к ней перебрались ее родители.

Перед отъездом дядя Гурам и тетушка Лала устроили пышные проводы. Стол ломился от блюд из мяса, хинкали, зелени и бутылок домашнего вина. Застолье было роскошным, но почему-то грустным. Наверное, когда долгие годы живешь бок о бок с кем-то, становишься не просто добрыми соседями, а близкими людьми, расставаться с которыми тяжело. Дяде Гураму и тетушке Лале тоже было непросто прощаться с нами. Помню, в тот день, уже после застолья, мы с отцом лежали на диване и смотрели по телевизору«Афоню», домой зашла мама и сказала нам: «Там на скамейке Гурам, накинув на плечи Лалы свой пиджак и бережно обняв ее, тихо напевает грузинские песни, а она плачет». Тогда отец, недолго думая, ответил:«Ну а что ты хочешь? Тяжело оставлять дом, в котором прожил всю жизнь. Тем более, Лала родилась здесь». На следующий день, рано утром, наш сосед, пенсионер Владимир Петрович Зимин, отвез их на своем белом «Москвиче» в аэропорт. Это было лето 1990 года.

А дальше… Дальше шли годы. Были письма, звонки. Мама поддерживала связь с тетушкой Лалой, впрочем, как и многие соседи. Как-то в один из дней мама забежала домой и волнительно сообщила, что дядя Сергей – наш сосед и владелец небольшого проката видеокассет, купил какую-то огромную «трубку» и зовет всех, чтобы вместе позвонить в Тбилиси – Гураму и Лале. Мы собрались всем двором. Тогда я впервые увидел переносной телефонный аппарат «Panasonic».

– Хай-тек, япона мама! – с довольным видом он повертел трубкой перед нами, а затем набрал номер и включил режим громкой связи, чтобы все слышали бывших соседей. Через несколько длинных гудков нам ответили.

– Гурам! Ты слышишь, Гурам? – громко спрашивал дядя Сергей.

– Да, Серега, это ты? – послышалось на том конце.

– Гурам, зови Лалу! Я на громкоговорителе, здесь все соседи собрались и слышат тебя: Зимины, Захаровы, Муратовы, Скворцовы, даже Борька Ким со Светкой из соседнего двора тоже здесь!

– Гамарджоба, соседи! – мы снова услышали голос дяди Гурама, а следом к нему присоединилась тетушка Лала: – Гамарджоба, мои любимые!

Все смеялись и рассказывали друг другу новости со двора: кто как поживает, кого проводили в последний путь, кто поселился рядом, как успехи у детей…

 

С того момента прошло много лет. Мама рассказывала, что с годами связь с нашими грузинскими соседями потерялась, а возобновилась только в 2012 году. Как выяснилось, дядя Гурам умер в 2010 году. Тетушка Лала воспитывает внуков – детей Марико. И вот на днях раздался звонок от мамы:

– Сынок, я вчера разговаривала с Лалой, Марико летит в Москву. Встретишь ее? Лала не просила, но, как я поняла, у них там никого нет. А Марико нужно куда-то отвезти.

Отказать маме я не мог, поэтому записал номер рейса и в назначенный день поехал в аэропорт. Если честно, ожидание встречи с человеком, которого не видел больше четверти века, настораживало больше тем, что время не стоит на месте, люди меняются. Я задавался вопросом: смогу ли узнать Марико, а она меня? Пока я размышлял, голос диспетчера объявил о прибытии рейса «Тбилиси-Москва». Я достал из сумки белый лист бумаги и написал на нем «Марико». Натянув улыбку и подняв лист с именем, я начал выискивать в толпе женщину, похожую на соседку из далекого детства. Как и ожидалось, я был прав – ко мне так и никто не подошел. Я уж было отчаялся, но вдруг кто-то аккуратно похлопал меня по плечу. Обернувшись, я и с удивлением посмотрел сверху вниз. Это была худощавая женщина со светлыми волосами и прической боб-каре. Она была элегантно одета: темные зауженные брючки, полупальто с укороченным рукавом, шелковый шарфик на шее. Статности ей добавляли сапожки на высокой шпильке, а грузинского колорита – черные брови и носик с горбинкой. Она была красива, даже мелкие морщинки вокруг глаз делали ее еще привлекательнее и интереснее.

– Привет! Я тебя сразу узнала, а ты меня нет! Специально прошла мимо, – широко улыбаясь, проговорила Марико.

– Ах, ты хитрюшка! – я кинулся обнимать ее.

– Представляешь, я буквально перед регистрацией узнала, что ты меня встречаешь! Хотя не хотела тебя беспокоить, но мамы! Ты же знаешь наших мам– для них мы будем детьми всегда. Обсудили и решили все за нас!

– Все как в старые добрые времена! Ничего страшного! Я даже обрадовался. Слушай, ты так изменилась! Если бы ты сама не подошла, я таки простоял тут, – я взял у нее из рук небольшой чемодан. – Как похорошела, а!

– Ой, скажешь тоже! Ты меня до Цветного Бульвара сможешь подвезти? А я тебя за это домашними хинкали угощу. Они еще теплые! – хитро подмигнула Марико.

– О, это самая лучшая оплата за проезд – хинкали из самой Грузии! А как пропустили? Обычно же не пропускают горячее?

– «Дарагой», – ответила она со специфическим акцентом, – Я из Тбилиси прилетела, и этим все сказано! Попросила по-человечески и пропустили! Правда, на таможенном досмотре, после того как таможенники распробовали хинкали, долго не хотели отдавать контейнер. Даже конфисковать собирались! – хихикнула она.

– Прекрасно понимаю их! – улыбнулся я в ответ. – Ну, поехали, а то застрянем в пробке.

Пока я убирал чемодан в багажник, Марико села на пассажирское сиденье рядом со мной. Как только я оказался за рулем передо мной тут же был открыт контейнер с еще теплыми хинкали.

– Боже, какая красот-а-а-а! – я невольно проглотил слюну. – Ты не против, если я буду одной рукой есть эти сногсшибательные хинкали, а другой рулить?

– Конечно, не против!

– Боже, а кто их готовил? Тетя Лала? – спросил я, машинально закидывая первую хинкали целиком.

– Да! Лучше нее никто не может в нашей семье…

– Я до сих пор помню вкус тех хинкали, которые она готовила на проводы! – закинув в рот еще одну штучку, я довольно простонал.

– Ты прямо как мой отец! Он также ел их целиком! – рассмеялась она.

По дороге я между делом начал расспрашивать Марико о том, как они живут, о ее семье, тетушке Лале. Вопросов было немало, и отвечала она охотно.

– Ты знаешь, я люблю Тбилиси. Это город любви и солнца, если быть краткой. Красивейшая старинная архитектура, которая переплетается с современными зданиями. Ты из древности сразу попадаешь с будущее. Среднего нет и это завораживает! Мама же, тьфу-тьфу, дай Бог ей здоровья, еще шустрая, нянчится с моими сыновьями. Их у меня двое. В школу отводит и приводит, на кружки всякие, за успеваемостью следит. Как-то так…

– Тетушка Лала – мировая женщина! Ну а чем ты сама занимаешься? Мама как-то говорила, что у тебя частная клиника? Это здорово! Впрочем, я еще слышал, что были у тебя большие проблемы с ней…Хотя, извини, я, наверное, лишнего себе позволил…Можешь не рассказывать.

Марико посмотрела на меня, улыбнулась и немного помолчала, прежде чем заговорить:

– Да брось ты! Не чужие же! На самом деле, это долгая история. Сейчас у меня и вправду своя небольшая семейная клиника. Но на пути к этому, действительно, было немало трудностей: предательство близких, нищета, укоры. Порой из-за каких-то мелких долгов, которые я не могла отдать во время, люди отворачивались от меня. Объяснять им, что я – человек порядочный и все верну, было без толку. Ты и сам знаешь, как бывает… – Марико на минутку замолчала, словно переводя дух.– Бывало, что приходилось водить детей в школу пешком. Вставали часов в шесть утра и преодолевали по два километра. Я частенько думала, зачем взялась за все это. Через что мне только не пришлось пройти. Эх, ладно! Самое главное, оказывается, все трудности нужно просто принимать как временное испытание и не более… А еще я очень благодарна коллегам! Они поддерживали меня и не оставляли в сложную минуту. Хотя случалось и так, что я не могла выплачивать им зарплату по полгода, но, тем не менее, они обслуживали пациентов на высшем уровне!

– Настоящие люди!

– И настоящие врачи!

– Эти трудности позади, я надеюсь?

– Сегодня у клиники хорошая база клиентов. Есть те, кто долгие годы пользуются только нашими услугами. Но не все трудности еще пройдены, у меня до сих пор есть кое-какие долги. Элементарно, ты, наверное, представляешь, сколько стоит одно оборудование МРТ? Я выплачиваю по чуть-чуть. А стрессов не отбавляй и по сей день. Ведь это частная клиника, поэтому, чаще всего, приходится решать проблемы самой. – Марико вновь взяла секундную паузу. – Понимаешь, я очень хочу и всегда хотела доказать, что открывала клинику не ради денег, а чтобы помогать людям. Когда я пыталась это объяснять коллегам, спонсорам в самом начале, меня не понимали. Хорошо, что меня с этими людьми больше ничего не связывает. Остались только такие кредиторы, которые понимают и ждут. Я их очень и очень уважаю!

– Марико, крепись, мой хороший! Самое трудное уже позади! – мне захотелось подбодрить ее.

– Иногда я смотрю на себя в зеркало, стоя, прости за откровенность, в чем мать родила, и мне становится жалко саму себя. Хочется упасть на пол и плакать… Как же тяжело быть хрупкой и одновременно сильной в этой жизни! Плюс ко всему этому еще и одиночество, которое просто убивает…

– Держись! Все будет хорошо! А в Москву какими судьбами? – я решил, что пора менять тему.

– Спасибо, дорогой! А в Москву я приехала попытать любовь, хотя она у меня какая-то необычная, непохожая на классические истории, – с нежной улыбкой произнесла Марико.

– Что? То есть как? – я был несколько шокирован.

– Да, ты не ослышался! Еду я к своему скрипачу!

– Кому? – переспросил я, хотя все прекрасно расслышал.

– Пару лет назад, после развода с мужем, который ушел к своей молоденькой ассистентке, я впала в депрессию. Хотя, знаешь, мы давно перестали быть настоящей семьей. Так вот, в один из дней я в социальных сетях случайно познакомилась со скрипачом Николаем Васильевичем Самаровым. Началось все с банальной переписки. Сначала нечасто, а после каждый день, дальше уже и созваниваться стали. Мне было легко и приятно с ним общаться. Что-то внутри говорило: «Марико, он – твой мужчина!». Я так привыкла к нему, что уже не могла без его «доброго утра» или «спокойной ночи». Каждое его сообщение так много значит для меня. Ты можешь подумать, что я банальная, сентиментальная и глупая. Может и так. Мы никогда не виделись, живем в разных странах, общих интересов у нас практически нет. Но мы как-то привыкли друг к другу. Не знаю, можно ли это назвать любовью, но, тем не менее… Каждый день, после работы, я спешу рассказать Николаю о том, как прошел мой день, а он, в свою очередь, делится своими впечатлениями и событиями. Понимаешь? Он очень простой человек. Одно время даже подрабатывал на Арбате уличным скрипачом. Но он всегда готов поддержать, чем может. У нас был такой случай, в доме поломалась розетка. Вызвать мастера не доходили руки. Так вот, он мне по телефону давал указания, а я слушала и пыталась починить розетку отверткой. И тут я нечаянно ляпнула, что не надела резиновые перчатки. Ох, как он нервничал, аж выругался! Мама сидела в кресле и хохотала при виде этой нелепой картины. Понимаю, это похоже на какую-то может нелепую историю. Но такое ведь бывает! Не все же в этом мире так пессимистично. Несмотря на статус уже сформировавшейся  женщины, я не забываю о минувших днях. Благодаря ним, я поняла, что самые близкие люди– это, в первую очередь, простые люди. А он и есть такой, простой, как три копейки! Да и вообще, я обхожу за три метра любой пафос! – Марико поморщилась, произнося последнее слово.– На днях он сказал, что у него будет небольшое выступление в ресторане, куда его пригласила какая-то крупная фирма. Я, как и обычно, поздравила его, а для себя решила, что полечу! Ему об этом не сказала – хочу сделать сюрприз! Послушаю его музыку, встречусь с ним и послезавтра обратно домой.

Я не знал, что ответить на услышанное. Но!  Тем не менее,  я восхищался смелостью Марико, которая отбросив все стереотипы, сделала шаг навстречу своей  возможно любви. И еще какой шаг! Я довез ее до нужного места, поблагодарил за изумительные хинкали и, записав номер телефона, отправился домой.

 

Спустя неделю я вспомнил о Марико. Мне стало интересно, чем же закончилась история с ее скрипачом. Я долго думал: звонить или нет. Все же дела любовные – это очень личное. Махнув на все приличия, я набрал ей. После приветствий я задал интересующий меня вопрос, на что она рассмеялась, но ответила:

– Ну, что у нас могло там быть? В тот день я приятно удивила Самарова. Он явно не ожидал моего появления в ресторане. Представляешь, он заметил меня еще во время своего выступления. Ты бы видел его лицо! Хорошо, что скрипку не выронил! После концерта мы думали пойти в ближайшую кофейню, но он робко пригласил меня к себе домой. Я поначалу отказалась, а потом сдалась. Эх, женская доверчивость… Ты знаешь, у него обычная такая квартирка, ничего особенного, на полках старого шкафа стоят фотографии его дочери. Как он рассказал, после развода жена забрала дочь и уехала с ней в Ярославль. Видятся они нечасто, – Марико вздохнула.– При этом в квартире все было так чисто и аккуратно. Я всегда знала, что он у меня аккуратный и интеллигентный мужчина. Ну вот и все!

– А что было дальше? Говори как есть! Извини за настырность, но мне интересна эта история от «А» до «Я», в буквальном смысле!

– Дальше? Он быстренько накрыл стол. Знаешь, оказывается, закусывать коньяк яичницей не так уж и плохо! Мы поужинали, он рассказывал мне смешные истории, а я, как девчонка, сидела и громко хохотала. Мне было с ним уютно и тепло. Потом, как и во всех таких историях, мы попытались распробовать наши чувства в постели, но «любви» у нас не получилось! – засмеялась Марико. – Наверное, перенервничали, переволновались… Утром, несмотря на ранний час и топот соседей сверху, он в одной майке играл мне на скрипке «Паладжио», «Ноябрьский дождь» и много еще чего. Не поверишь, я так не смеялась и не восхищалась людьми уже лет десять. Это было необычно. Правда, уже прощаясь, он, как и любой мужчина, стал неловко извиняться за то, что ночью у нас «ничего не получилось». Я объяснила, что не переспать с ним летела, а услышать все то, что он писал мне, вживую, глядя ему в глаза!

– Вау! Ну и? Что решили? Когда свадьба?

– Ну что ты? Какая свадьба? Между нами целые страны, города… Это, наверное, только в кино или в романтических книжках герои все бросают и несутся, сломя голову, к своей половине. В жизни все гораздо сложнее. Я не могу оставить мать, детей, клинику и переехать в Москву. Николай тоже не может бросить любимую профессию и перебраться в Тбилиси. Пока мы общаемся по телефону: звонки, сообщения… Пока только так, но все равно, я благодарна, что в моей жизни есть он, пусть нас и разделяют тысячи километров. Ладно, признаюсь тебе, где-то в глубине души, как и любая женщина, конечно, я бы хотела обратного. Но…

 

© ИСКАНДЕР МУРАТОВ

С НОВЫМ ГОДОМ ДРУЗЬЯ!!!

В преддверии Нового года все ожидают чудес и очередей в супермаркетах. Людей везде столько, что ногой не ступить! Стою в отделе алкогольных напитков в очереди за бутылочкой белого. Три продавца с натянутыми улыбками практически жонглируют бутылками, расфасовывая их по пакетам. Передо мной две пары. Одна – яркий пример того, что сегодня в тренде: упакованная в шубку длинноволосая дамочка с пухлыми губами, ресничками, наклеенными в два ряда, и мужчина с чванливым выражением лица.
– Ми-и-и-и-лый, давай возьмем «Мартини Бьяночку» и побольше! – кажется, что еще одно слово и ее губы просто лопнут, испачкав все вокруг ярко-алой помадой.
– Может, вискаря? — отвечает он словно меценат.
– Ой, точно! Того, что мы покупали в дьюти-фри! Скажите, а у вас есть виски из дьюти-фри?
– Нет, девушка, алкоголь из дьюти-фри мы не продаем.
– Ну вот, а так хотелось качественной выпивки, – она надувает губы, не забывая при этом посмотреть на нас и похлопать своими шикарными ресницами.
– Может, Jim Beam?
– О, нет! Только не это! Ты что, забыл, как мне было нехорошо в прошлый раз? Лучше мартини!
– Опять мартини, – бурчит ее мужчина.
Ситуация вокруг накаляется. Это чувствуется по усталым и нервным взглядам других покупателей. А мне смешно наблюдать за всем этим цирком с писклявым «Ми-и-и-лым» и ворчанием мужика. В итоге парочка удаляется с бутылкой виски местного разлива и такого же шампанского. Передо мной разворачивается новая картина, совсем не похожая на предыдущую. Еще одна пара, но без гламурного шика, а в теплых куртках с одинаковыми шарфами. Девушка явно с юмором, так как пока предыдущая парочка не могла выбрать алкоголь, она, не переставая, улыбалась. Мужчина – самый обычный. С доброй улыбкой и без церемоний он заявляет продавцу:
– Пару бутылок водки — «Стандартика»…
– А мне шампанского! – не успевает он закончить, как встревает его дама.
– Ну хорошо, девоньке моей шампанского. Куда деваться?! – подмигивает он продавцу. – И давай еще пять-шесть бутылок пивка? Это так, на потом, – переключается он на свою девушку, – Чтобы ты рассол первого января не искала по соседям!
— Ну да, лучше уж сразу все взять, – она улыбается и легонько пихает его в бок.
Взяв свои пакеты с бутылками, они удаляются, уступая мне место. Быстро оглашаю свои пожелания продавцу, который практически мгновенно протягивает мне пакет с единственной бутылочкой белого сухого вина. Расплачиваюсь и отправляюсь в другой отдел, а по дороге размышляю. Две пары. Но совершенно разные. Одна пара – размалеванная, наигранная и неестественная, а другая – простая и настоящая, такая, какая есть. Чёрта с два! На протяжении всей жизни я то и делаю, что встречаю фальшь в отношениях людей к себе и к окружающим и лишь изредка вижу ту самую настоящую правду и простоту. Ведь все мы – обычные люди. Нет в нас чего-то особенного…
Возможно, как-то нелепо об этом писать, но это лишь случай из жизни))), а я люблю такие простые сюжеты… не обессудьте.

Мои дорогие друзья, с наступающим Новым 2018 годом! Желаю вам всем крепкого здоровья, безграничного счастья и удачи… А главное – любви. Пусть рядом с вами будут простые, искренние люди, готовые окружать вас теплом и любовью. Верьте, и все сбудется!

С любовью ко всем ВАМ,

© Искандер Муратов