Море…

Сегодня ранним утром я вышел с Бароном к морю. Оно было неспокойным. Казалось, что ночной шторм еще не утих. Первые лучи солнца пытались пробить тяжелую броню свинцовых туч, которые заслонили собой бескрайнее небо. Кинув Барону теннисный мячик куда-то вдаль, я подошел к морю еще ближе. Его волны тут же коснулись моих ботинок, словно предупреждая, чья это территория. Я улыбнулся, не став спорить с его величием, сделал пару шагов назад и плотнее закутался в шерстяной шарф.
Ветер усиливался. Море продолжало бушевать, шуметь и биться волнами в схватке с кем-то невидимым, доказывая свое превосходство. Как ни странно, на меня это не производило устрашающего впечатления. Наоборот, закрыв глаза, я обратил этот шум в свою безмолвную тишину, растворяясь в ней, чтобы прочувствовать покой внутри себя, услышать сердце и мысленно погрузиться в события, преподнесенные матушкой судьбой. Они, словно кадры из киноленты, то появлялись, то меркли в моем подсознании, заставляя задуматься, заглянуть вглубь происходящего. В каждом из этих моментов я признавал силу судьбы, ее необратимость…Хотя мы, точнее большинство из нас, на протяжении всей жизни пытаемся отвергнуть свой фатализм как меру предначертанности.  Иногда наперекор и отчаянно ищем свою половину, по сумасшедшему любим, находим и теряем, встречаем и прощаем, выигрываем и признаем поражение, да и просто не сдаемся. И это прекрасно! Так должно быть! Самое главное не предаваться одиночеству души. А душа… Она, как море. В ней проплывают корабли, случаются штормы, порой наступает затишье, знаменующее новую бурю – любовь. Впрочем, любовь тоже похожа на море – такое же неразгаданное, необъятное, великое чувство…

Отрывок из книги «И МОРЕ СОСТОИТ ИЗ КАПЕЛЬ…»

      Уважаемый читатель! Если вам понравилась  эта повесть, либо книга,  вы можете ее приобрести на официальном сайте электронной библиотеки, через окно «Магазин». Выражаю безмерную благодарность за проявленный интерес к моим скромным текстам.

С уважением,

© Искандер Муратов.

 

Реклама

Попутчица

Останавливаю такси. На переднем пассажирском сиденье вижу даму бальзаковского возраста,  очень приятной внешности. Таксист примерно того же возраста, что и пассажирка. Договорившись о маршруте и цене,  сажусь на заднее сиденье и волей неволей становлюсь свидетелем их разговора.

— И что было дальше? – спросил таксист.

— Ну а что должно было быть? Погоняла я хорошенько кобелину своего по квартире! Тоже мне, на старость лет бабу захотел! На столе шампанское, шоколад, какие то заморские консервы, гаденыш! За мной так никогда не ухаживал как за этой проституткой! Но я его огрела хорошенько скалкой по заднице!

— Прямо так и скалкой по тому месту?

— Ага! А бабенку его мы с моей подругой Манькой вообще хотели голой по подъезду пустить. Как выскочила из-под рук, не знаю, – женщина в сердцах пожала плечами. – Ха! Думали, я с деревни не приеду раньше времени! Нет, я порой поражаюсь, ведь он прекрасно знает, что напротив нас живет Клавдишна, которая чуть услышит шорох в подъезде, сразу к глазку. Она и позвонила мне, говорит, мол, у меня гостья, молодая, красивая…

— Л-а-а-адно, – протянул таксист, – Простите мужика. Ну, бывает такое иногда, как ни крути, двадцать лет прожили бок о бок!

— Да простила я! Куда ж денусь? Отец детей моих все-таки.

— Ну а женщина та? С ней то что?

— Ну а что с ней? Ничего! Я же говорю, она выскочила, сами не заметили. Вы знаете, это даже мне на руку получилось,– захихикала женщина.

— Да вы что? И чем же это «на руку»?

— Она же с  моим мужем работает вместе, бухгалтером, но вес там у них имеет! А что? Я баба неглупая, так прикинула, сяк покумекала и пришла к выводу, что не все так плохо: ну погулял охламон мой, ну и фиг с ним. Я потянула  как-то ее на разговор и сказала: «Слушай, у тебя семья, муж. Ты же не хочешь, чтобы ваши, надеюсь, бывшие отношения дошли до ушей твоего мужа?». Она вся как задрожит и замямлит, что не хочет. Я продолжаю: «Ну вот, значит, ты поговоришь со своим руководством и сделаешь моего мужа старшим фрезеровщиком. Глядишь, у него зарплата повысится». Семью то тянуть надо! Вон детки подрастают! Она глазками своими «хлоп-хлоп», а я ей: «Но учти, если еще раз узнаю, что Митька мой около твоей задницы околачивается, то уж поверь, я его к тебе домой голым заведу, прямо к твоему муженьку! Ты поняла меня?». Она снова глазками «хлоп-хлоп». Вот так я и решила сразу две проблемы: и бабу его отшила, и семейный б-У-джет подняла! Это жизнь! Надо умнее быть, чем всякие там…  Так что, такие пироги…

— Ну и как? Сделали его старшим фрезеровщиком?

— Конечно! И еще грамоту влепили на каком-то мероприятии, как образцовому работничку.

— Ого! Крутяк!

— А то! Отцы детей на дороге не валяются, и вообще,  я же говорю, с умом надо к таким  ситуациям подходить! Мне здесь, – сказала дамочка, указывая на обочину.– Сколько с меня?

— С вас триста, – оживился таксист, останавливая машину.

— Вот вам пятьсот и сдачи не надо! – гордо заявила она.

— Нет, что вы?! Подождите я сейчас вам сдачу дам,- сказал он, делая вид, что ищет мелочь в своих потайных карманах.

— Не надо! – запротестовала она. – Вы мужик, я вижу, хороший, работящий, не то, что мой. Оставьте себе.

— Мозги не крутите! Вот ваши двести, – заулыбался таксист. – Нам бы телефончиками обменяться, а то мало ли? Зачем вам в холод стоять и голосовать? Если буду рядом, то подвезу подешевле, куда скажете. Кстати, меня Евгений Петровичем зовут, а вас? – сказал он, протягивая дамочке желтую визитку с шашечками с двумя сотенными купюрами.

— А меня Тамара!  Конечно, чем чужие, лучше свои, как говорится! – кокетничая, ответила она, – Визитки у меня нет, но я вам на листочке напишу.

Достав из сумки клочок бумаги и ручку, дамочка быстро чирканула номер телефона и, уже выходя из машины, проворковала:

— Нет-нет звоните, Евгений Петрович…

— А как же муж? Неудобно как-то, может вы сами? – замялся таксист.

— Хорошо, я вам наберу послезавтра. Мне надо будет как раз за город съездить к подруге, соленья поможете привезти? Я вам пару банок и за проезд отдельно…

— У-ух, обожаю соленья – помидорчики, огурчики! Буду с нетерпением ждать вашего звонка!

Они еще, мурлыча, многозначительно друг другу улыбнулись и попрощались. Когда мы отъехали, я не выдержал и хмыкнул. Видимо услышав меня, Евгений Петрович в свое оправдание сказал:

— Извини брат, мы до тебя целую дорогу обсуждали ее мужа,  то, как он решил налево сходить. – засмеялся он. – Ну а что? Нормальная бабенка! Грех такой изменять. Он у нее дурак!

—  Думаешь, получится?

— А… что получится? Да не-е-е, у меня таких, как она целых три, Ленка – операторша наша, соседка – вдова Михайловна и своя баба… Да и не хватает меня на всех троих!

— Да не прикидывайся, ты и я прекрасно знаем, о чем мы говорим, взрослые ведь! Я имею ввиду «закусить с помидорами да огурчиками»? – сказал я дипломатично.

— Да не-е-ет, муж у нее дурак просто!  Ща такие женщины – на вес золота. Вон, старшим фрезеровщиком его сделала! Умная она, не стала же бить истерику поймав на измене, хотя, по ее словам огрела хорошенько бедного мужика. Но я бы конечно не отказался провести ужин с ней… после поездки за соленьями. По моему я ей даже понравился чуток… Эх… Грех такую бабу не ценить…ее муж идиот!

— Зато ты прямо мужик идеальный! За соленьями они поедут, ага.  Останови здесь, я выйду, – сказал я, смеясь. — Вот твои триста! – и перед тем как выйти я сказал, – Хочешь дам совет?

— Давай.

— Это конечно хорошо – новое знакомство, интересная женщина, я смотрю хочется тебе в жизни все яблони сорвать и попробовать, я, как мужик, понимаю тебя, но на всякий случай, купи каску какую нибудь и закинь в багажник… поверь не тот случай… Впрочем это твое дело!  -улыбнулся я.

— Думаешь?

— Предполагаю…

— Ты прав… такая как она, если узнает, что у меня кроме нее еще трое, то будет «полный кирдык», ситуация с ее мужем будет цветочками по сравнению с моей.

— Удачи! – захлопнув дверь, я поднял ворот своего пальто и пошел по набережной, еще раз убеждаясь в том, что многое в этом мире создано вокруг женщины и ради женщины… Знакомимся, пробуем приблизиться друг к другу, обжигаемся, отвергаем, скучаем, снова пробуем прикоснуться друг к другу.  И это прекрасно, это жизнь, такая, какая есть. Ни отнять и не прибавить!

 

© Искандер Муратов.

РУСАЛКА

Вчера еще раз посмотрел фильм «Русалка» Анны Меликян. Фильм не новый, ему, наверное, лет десять. Я смотрел наверное его раз семь или восемь и с каждым разом, в этом фильме нахожу что-то новое, что-то необъятное. История четко и до миллиметра с точностью говорит нам о том, что, безупречной, кристально-чистой душе в нашем сегодняшнем мире приходится очень тяжело, временами больно… Чуждо… Это аксиома современности, к сожалению! Глубокий, во многом социально востребованный — КРИЧАЩИЙ сюжет!

P.S. Конечно, многие смотрели этот фильм и это не реклама или там подхалимство, это просто взгляд обычного человека, который любит кино и ценит в нем безупречный художественный взгляд, чего сегодня не найдешь во многих фильмах. А тут, словно вкусное блюдо, приготовленное искусным поваром гурманом. Если мое мнение не совпадает с мнением людей готовых кидать …ашки))), то прошу пройти мимо. А тем, кто не смотрел, рекомендую. Хотя как у нас говорят: на вкус и цвет… Но все же. Всем отличного воскресного дня!

C уважением, Искандер Муратов.

МАТЬ

Москва.

День рождения Игоря решили отмечать у него дома. Гостей набралось немного — человек десять. Однокомнатная квартира-«студия» была светлой и очень уютной. Хозяйка дома пышная и шустрая Марина накрыла праздничный стол не хуже чем в ресторане. Было все: начиная от изумительных  домашних солений и заканчивая запеченной уткой с яблоками.

Я уютно устроился за столом рядом с Ксенией  и только все дружно стали поднимать свои бокалы, чтобы выпить за здоровье именинника, как в дверь позвонили. Несмотря на звонок, все подняли бокалы и стали чокаться. Марина извинилась, встала из-за стола и  поспешила открывать дверь. Мы все оглянулись и увидели, что на пороге квартиры стояла ухоженная женщина лет шестидесяти пяти, с аккуратной прической седых волос и неброским макияжем,  довольно скромно, но со вкусом одетая. Судя по тому, что женщины некоторое время вели беседу между собой, стало понятно, что гостья пришла за чем-то очень ей необходимым. Оставив пожилую женщину у двери, Марина подошла к холодильнику, открыла дверцу и стала что-то из него доставать. Гостья же, все это время стояла в дверях и смотрела на нас.

— С днем рождения тебя,  Игорь, — смущаясь, сказала она. Игорь все это время был занят беседой с кем-то из гостей,  но услышав поздравления, обернулся к женщине и сказал:

— Спасибо,  Татьяна Николаевна!  Идемте к столу!

— Благодарю, Игорек. Вы уж тут сами, — робко ответила она. – Мне немножечко кефира нужно было, а в магазин идти поздно уже. Поэтому я вас и потревожила, простите.

В это время один из гостей встал из-за стола, подошел к женщине и не обращая внимания на ее «ой, ну что вы», «да неудобно даже», проводил гостью к столу и усадил рядом с именинником. Марина, закрыв дверцу холодильника, так и осталась стоять, держа в руках  упаковку  кефира. Судя по выражениям лиц хозяев квартиры, было понятно, что визит соседки был, мягко говоря, некстати. Гостья приметила реакцию хозяев, ей стало неловко, и она попыталась ретироваться, но мужчина, усадил ее и стал уговаривать остаться. Он наполнил вином бокал для гостьи и положил на тарелочку салат и бутерброды с икрой и рыбой и немного селедочки с кусочком черного хлеба. Минуту спустя, после неловкой тишины, все снова стали  галдеть и смеяться. Но женщина, ни к чему не притронулась и с легкой улыбкой на губах, стала знакомиться со всеми присутствующими. Марина, вернувшись к столу, представила всем гостью. Это была соседка с верхнего этажа – Татьяна Николаевна. Как-то  само собой, легко и непринужденно завязалась беседа, и соседка с большим удовольствием стала рассказывать о своей семье:

— А вот моя дочь Елизавета, в молодости тоже очень хотела работать в кино, но поступила на экономический факультет. Мы с моим покойным мужем, собрав последние силы и потуже подпоясавшись, оплатили ее обучение в магистратуре в Норвегии.  Она,  кстати, там и живет сейчас. Вышла замуж и родила мне двух замечательных внучек. Старшая уже совсем взрослая. Она поступила в институт и учится на архитектора. Младшая ее догоняет, — с нескрываемым восхищением рассказывала Татьяна Николаевна.

Как только соседка закончила свой рассказ, кто-то из гостей предложил опустошить бокалы за здоровье внучек и все, дружно чокаясь, выпили за прекрасный тост. Она аккуратно пригубила рюмку, но пить не стала. Потом она рассказывала нам разные забавные истории из своей жизни. Оказалось, что  в прошлом она была учителем русского языка и литературы. Со своим будущим супругом они познакомились в институте. Александр Григорьевич,  так звали ее мужа,  чтобы покорить сердце возлюбленной,  купил однажды тысячу с лишним роз. В советское время цена этих цветов была копеечной, но вот сам поступок был весьма благородным. А ещё она рассказала о том, как однажды она вместе со своей дочерью и супругом ехали на «Москвиче» и попали в ДТП. На дорогу от сильного урагана упало огромное дерево. Татьяна Николаевна прикрыла своей спиной трехлетнюю Лизавету, а толстая ветка, которая пробила окно автомобиля от столкновения, сильно повредила женщине предплечье. Не отреагируй  она вовремя, то последствия могли быть более трагичными.

— Ну а что? На мне всё зажило, как на собаке. Зато Лизонька цела и невредима осталась, — рассказывала Татьяна Николаевна. Все слушали ее с замиранием сердца и восхищались ее материнским инстинктом.

— Почему же вы совсем ничего не кушаете? — спросила одна из гостей.

— Ой, я не голодна. Я совсем недавно поела у себя. Мне кефир нужен был. Я им с вечера  гречку замачиваю, чтобы с утра поесть. Я посижу тут с вами немного. Ведь не каждый день встретишь таких веселых, молодых людей. Современный мир настолько быстро меняется, что порой за вами очень сложно угнаться. Я посижу просто вас послушаю, — стесняясь, ответила она.

Мы снова подняли бокалы, и выпили вина за здоровье близких  нашей новой знакомой, а она лишь мягко улыбаясь, молча смотрела на нас. Посидев ещё немного, Татьяна Николаевна, видимо не желая злоупотреблять гостеприимством своих соседей, потихоньку встала из-за стола, взяла у Марины начатую упаковку кефира, и, попрощавшись, тихо ушла. Еда на тарелке осталась так и не тронутой, а рюмка не выпитой.

— Хорошая женщина. И дочь, наверное, достойную воспитала, — после нескольких минут молчания произнес один из гостей.

— Да, Татьяна Николаевна хороший человек и бесконечно гордится своей дочерью. Ну что тут поделаешь? Мать есть мать, и какой бы бессердечной не была ее дочь, она все равно остается для нее самым близким и родным человеком, — неожиданно для всех сделала заключение Марина. Все замолчали, кто-то стал  переглядываться между собой.

— То есть как? Марин, почему бессердечная? – удивленно спросила Ксения.

— А потому! Потому что забыла, что  у нее есть мать!  Совсем не проведывает ее. Ничем не помогает ни словом, ни делом! В прошлом году зимой в слякоть Татьяна Николаевна упала и сломала руку. Дело было вечером, никого поблизости не оказалось, и бедная женщина пролежала на льду  больше часа, издавая глухие стоны. Хорошо сосед возвращался с работы и заметил ее. Одним словом, повезли мы старушку в больницу. Сделали рентген, и выяснилось, что локтевая кость очень сильно повреждена, чуть ли не вся раздроблена. Необходимо было что — то ставить искусственное, требовалось восемьдесят тысяч рублей. Вы представляете? Восемьдесят  тысяч! У нее самой таких денег, разумеется, не было. Страховая компания предоставила кое — какую сумму, но все равно не хватало почти половины. Мы стали звонить ее дочери, мол твоя мать упала, сломала руку, приезжай… А та коза, сослалась на отсутствие времени и выслала какие-то копейки, подумать только!  Одним словом собрали большую часть денег среди соседей и прооперировали бедную Татьяну Николаевну. Пролежала она в больнице больше месяца, но рука восстановилась. Помимо этого каждый день, наш дворник… Как его звали, Игорь? – сказала Марина, обращаясь к своему супругу.

— Порфирич, — отшутился Игорь.

— Не, ну я серьезно, Игорь. Это ты к нему так обращался. А как его настоящее имя-то?

— Рамиль его зовут, дорогая. Р-а-а-миль,  — ответил Игорь.

— Да, Рамиль. Так вот этот Рамиль каждый день заходил к соседям и напоминал, чья сегодня очередь  передавать кастрюльку с едой через него для Татьяны Николаевны в больницу.

— Что, влюблен он был в нее что ли? А лет — то ему сколько? – спросил один из гостей улыбаясь.

— Да нет, конечно. Причем здесь это? Тоже мне ты… Рамиль  – человек семейный. Просто человечный и сердобольный. Николаевна с утра, когда тепло выходила и на скамейке у подъезда сидела. Ну, а Рамиль подметает двор с утра и до обеда, вот они и познакомились, подружились. Затем дворник стал приводить свою дочь к Татьяне Николаевне, чтобы та подтянула ее по русскому языку, — ответил Игорь.

— Ну, значит, квартира ему нужна. Сейчас аферистов таких полно, — добавила Ксения.

— Ага, обхаживают вот таких старушек, заботой окружают, а цель-то одна, — сказал Дмитрий, вилкой ковыряясь в своей тарелке.

— Уф! Не нужна ему ее квартира. Он через месяц после всех событий переехал в Уфу со всей своей семьёй. Нормально у него все. Говорю же вам, просто человек он такой. Видел, что старушка одна вот и помогал. Мы ведь все люди. Бо-о-же! Вот так и живем! Мы до такой степени одичали, что уже не верим в добрые дела простых людей! — сказал Игорь чуть нервничая.

— Ну а болеть на старости лет, да и еще в одиночестве – упаси Господь! – подытожила Марина. На этом разговор про Татьяну Николаевну закончился. Мы все помолчали каждый о своем и, погостив еще, наверное, часа два, поблагодарив радушных хозяев дома, стали расходиться по домам.

С того дня прошло больше полгода. В один из дней я заехал по делам за Игорем. Припарковавшись во дворе, неподалеку от его подъезда, я заглушил мотор, вышел из машины и присел на скамейку перекурить. Вдруг дверь подъезда открылась и на улицу вышла та самая Татьяна Николаевна. Я затушил сигарету и поздоровался. Она посмотрела на меня с интересом, как смотрят пожилые люди на незнакомых людей, и, улыбнувшись, поприветствовала меня в ответ. Сделав несколько шагов, она присела на скамейку рядом со мной. Меня она не вспомнила.

— А вы, молодой человек, к кому? – поинтересовалась она.

— Я жду Игоря. Мы работаем вместе. Он должен скоро спуститься. А я вот  решил подышать свежим воздухом,  — ответил я.

— Ясно. Игорь очень хороший человек. Я уверена, когда-нибудь он станет великим режиссером. Кстати, моя дочь тоже в свое время мечтала стать работником кино, но закончила экономический. Она живет в Норвегии. У меня две внучки, взрослые уже.

— Ого! Да вы счастливый человек! – восторженно произнес я, несмотря на то, что уже слышал эту историю тогда, на дне рождения Игоря.

— Даже очень! – мягко улыбаясь, ответила Татьяна Николаевна. – Вот, посмотрите на них, — покопавшись в телефоне и найдя нужный снимок, сказала она, протягивая мне свой старенький  аппарат. На фотографии в обнимку стояли две девушки и молодая женщина средних лет в красивых вечерних платьях. Фото было подписано, видимо  в графическом редакторе: «Для бабули».

— Правда, красивые? – с нескрываемой гордостью спросила она меня, убирая свой телефон в карман кофты.

— Бесспорно, — улыбнувшись, ответил я. В это время открылась дверь,  из подъезда вышел Игорь и поздоровался со своей соседкой.

— На работу, Игорек? – спросила она.

— Да, Татьяна Николаевна, как обычно, — ответил Игорь.

— Всего вам доброго, — сказал я и вместе с Игорем направился к машине.

— Храни вас Господь, — тихо сказала Татьяна Николаевна.

— Спасибо. Здоровья вам!  — ответил я поворачивая голову в ее сторону.

Как только мы уселись, я спросил у своего товарища:

 

Отрывок из книги «И МОРЕ СОСТОИТ ИЗ КАПЕЛЬ…»

      Уважаемый читатель! Если вам понравилась  эта повесть, либо книга,  вы можете ее приобрести на официальном сайте электронной библиотеки, через окно «Магазин». Выражаю безмерную благодарность за проявленный интерес к моим скромным текстам.

С уважением,

© Искандер Муратов.

 

Рыжик — джентльмен!

Год назад, у соседа по даче, я заметил двух котят – рыжего и черного. Как потом выяснилось, рыжим был мальчик, а черненькой – девочка. В течение года я видел пару раз только «Рыжего», который отчаянно гонялся за воробьями. За год он заметно вырос и возмужал, наев приличные бока, а кошечка осталась такой же черной и стройной, как год назад.
А сегодня передо мной развернулась милейшая картина. Пока я сидел на веранде, наслаждаясь яичницей с сосисками, этих мурлык занесло в мой двор. Совсем не стесняясь, они начали нежиться друг с другом неподалеку от меня. «Черненькая» игриво полизывала своему рыжему нахалу то ушко, то брюшко, он же, лежа на спине с довольной мордочкой, издавал в ответ «котярские мур-мурки». Гармония – не иначе.

Отрывок из книги «И МОРЕ СОСТОИТ ИЗ КАПЕЛЬ…»

      Уважаемый читатель! Если вам понравилась  эта повесть, либо книга,  вы можете ее приобрести на официальном сайте электронной библиотеки, через окно «Магазин». Выражаю безмерную благодарность за проявленный интерес к моим скромным текстам.

С уважением,

© Искандер Муратов.

 

 

 

Малыш Бобби из Бронкса.

В прачечную на Кингсленд-стрит в Бронксе зашла пара: мужчина на вид лет тридцати пяти и женщина примерно того же возраста. Они молча прошли к стиральным машинам, загрузили вещи в бак и присели на скамейку в ожидании. Тишину прачечной нарушила женщина:

— Стив, нам нужно поговорить, — в ее голосе чувствовалась наигранная твердость.

— О Боже, только не сегодня, — вздохнул мужчина. – Я даже догадываюсь, о чем будет разговор. Любимая, мы же решили, что нам пока рано…

— Дети не могут быть «ранними» или «своевременными», — перебила она его. – Я созрела, чтобы стать матерью. Почему же ты так противишься этому?

— Потому что, мы еще не готовы! У нас даже нет своей стиральной машинки, мы до сих ходим в прачечную. Я уж не говорю о собственном доме.

Мужчина замолчал и уткнулся в свой мобильный. По лицу женщины было заметно, что она пребывает в отчаянии. В нескольких метрах от них сидел старый темнокожий мужчина. Его лицо скрывали козырек кепки и солнцезащитные очки. Казалось, что он мирно дремлет в ожидании, когда машина достирает белье. Неожиданно старик поднял голову, снял кепку, очки и обратился к паре:

— Я согласен с ней, — он кивнул в сторону женщины. – Пришло то время, когда если не сейчас, то завтра будет поздно. Ваш малыш уже заждался вас.

— Что? – мужчина неохотно отвлекся от мобильного.

— Есть такое чувство, что там, где планируются дети, — показал он указательным пальцем вверх, —  есть огромная комната, в которой они мирно дожидаются «своего часа». А ваш малыш уже засиделся. Вы даже не представляете себе, сколько лишних лет он провел там, наблюдая, как его сверстников с нетерпением забирают мамы. Поверьте, все блага придут вместе с появлением малыша!

— Что за чушь ты несешь? – мужчина сорвался на крик. – Мы сами знаем, когда нам обзаводится детьми.

— Уж вы здесь точно не причем, —  проговорил старик. – Всего доброго!

 

Спустя три года…

 

Бриджит стояла у своего дома, держа на руках кудрявого малыша около двух лет. Он забавно морщился от солнца и активно махал рукой вслед отъезжающей машине. Это был своеобразный обычай – каждый день около девяти утра Бриджит с сыном провожали на работу мужа. Как только машина скрылась за поворотом, Бриджит заметила через дорогу темнокожего старика – того самого, что три года назад встретился ей в прачечной. Она поспешила навстречу  пожилому мужчине, прижимая к груди ребенка. (Отрывок)

 

Отрывок из книги «И МОРЕ СОСТОИТ ИЗ КАПЕЛЬ…»

      Уважаемый читатель! Если вам понравилась  эта повесть, либо книга,  вы можете ее приобрести на официальном сайте электронной библиотеки, через окно «Магазин». Выражаю безмерную благодарность за проявленный интерес к моим скромным текстам.

С уважением,

© Искандер Муратов.

 

 

 

Вечная любовь

В одном из мясных прилавков Симферопольского рынка…

С утра у мясных прилавков Симферопольского рынка всегда многолюдно. Каждый спешит отхватить кусочек получше, чтобы приготовить из него ароматную шурпу или тающие во рту отбивные.
— Мне говяжью вырезку, — сказал я и еще раз оглянул лавку с аппетитными кусками говядины, баранины и других мясных продуктов.
— Минутку молодой человек, обслужу Зульфию-ханум, а после вас, — приветливо улыбнулся мясник.
— Да, конечно, — немного отойдя в сторону, я увидел рядом с собой пожилую женщину лет примерно семидесяти. Она была одета в красивое платье и туфли на среднем каблучке с брошкой. Ее жгуче-черные кудри наполовину скрывала элегантная шляпка. От женщины исходила живая энергия, в которой ощущалось тепло. А еще у нее были потрясающе красивые зеленые глаза и нежная неуверенная улыбка. Пока я краем глаза рассматривал незнакомку, мясник аккуратно, с особым трепетом, отрезал ленту из бараньих ребрышек и завернул их в пакет.
— Возьмите Зульфия-ханум, пусть ваша шурпа будет очень вкусной! – произнес мясник, положив руку себе на грудь.
Женщина взяла мясо и, еще раз одарив мясника улыбкой, неспешно последовала вдоль ряда.
— Так, значит, вам вырезку? – переспросил мясник.
— Да, — кивнул я не отрывая взгляда от этой дамы. — Надо же, как говорится, иногда старость бессильна перед красивыми людьми, сколько бы им не было лет… — сказал я.
— Вы о Зульфие-ханум? – мясник ловко отрезал кусок мяса. – Она – иранка. В наши края ее род переехал еще при Царе. К сожалению, Зульфия-ханум – глухонемая и одинокая. У нее нет детей.
— Правда? – мне было сложно поверить, что у такой красивой женщины есть врожденный дефект.
— Да, — продолжил мясник, заворачивая мясо в пакет. – Пару раз в неделю она приходит сюда, и я даю ей бараньи ребрышки для шурпы. В любое время для нее у меня найдется самое лучшее мясо. Эту традицию завел наш дед, потом отец, теперь я.
— Сколько же ей лет тогда?

 

Отрывок из книги «И МОРЕ СОСТОИТ ИЗ КАПЕЛЬ…»

      Уважаемый читатель! Если вам понравилась  эта повесть, либо книга,  вы можете ее приобрести на официальном сайте электронной библиотеки, через окно «Магазин». Выражаю безмерную благодарность за проявленный интерес к моим скромным текстам.

С уважением,

© Искандер Муратов.